Voila

Объявление

Дамы и господа, мы всех вас любим, но ролевой проект СЧИТАЕТСЯ ЗАКРЫТЫМ. Подробности в объявлениях.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Voila » Принятые анкеты » Вейкко, дракон


Вейкко, дракон

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя и фамилия.
Вейкко | Veikko
Просто Вей, или у кого на что хватит фантазии.
2. Краткие данные.
Возраст: 1025 лет, но, к счастью, выглядит моложе. Навскидку люди по своим человеческим меркам могут дать лет 27-30.
Пол: Мужской.
Раса: Дракон.
Магия: В отличии от своих предков, преуспевших в освоении магии земли, великолепно овладел водной стихией (к слову, почитаемой своею мачехой за самую бесперспективную из четырех известных школ магии), помимо этого умело обращается с огнем и воздухом.

3. Внешность.
Рост/вес: 185/70
Цвет и длина волос: Скорее, темно-каштановые, чем черные. Немного длиннее, чем стоило бы, из-за чего скошенная вправо челка закрывает брови. Но даже не смотря на это, прическа его выглядит всегда весьма опрятно.
Цвет глаз: Темно-зеленый
Особые приметы:
Картинка:

Вей-человек

http://s008.radikal.ru/i304/1509/84/7c805bc9d35f.jpg

Вей-дракон

http://s019.radikal.ru/i617/1509/ed/1ec0e96e4fc8.jpg

4. Характер.
Ориентация и сексуальные предпочтения: Пансексуал.
Привычки: Разве что, немного виски после тяжелого рабочего дня.
Мечты: Социальный и технический прогресс родной страны, а для себя – завести семью, чтобы передать старшему сыну все свои дела, и уехать на старости лет в кругосветное путешествие.
Страхи: Не оправдать возложенных на него надежд.
Любит: Когда к нему прислушиваются, когда он оказывается прав, сэндвичи с сыром и индейкой, свою лавовую лампу на батарейках (сувенир из Лондона).
Не любит: Когда срываются его планы, меланхоличное настроение, непунктуальность.
Общее описание: На первый взгляд Вей может показаться одним из тех вечно хмурых типов, с начисто ампутированным чувством юмора – из-за его манеры соблюдать дистанцию со всеми, кто не входит в тесный круг его близких друзей. Но строгий он как будто бы не на самом деле, хотя замечают это в основном лишь те, кто хорошо знает его. И, тем не менее, довольно властный, способный твердо и убедительно настаивать на своем и с тяжестью поступаться с собственным мнением. А при крайней необходимости, может и вовсе перегибать с этим палку, превращаясь в настоящую машину по угнетению чужого мнения. Драконья гордыня не редко читается сквозь его аккуратные точные жесты и обыкновенно скептичное лицо. В неформальном общении с малознакомыми лицами субъект предпочитает придерживаться почти что официальной строгости, если же не сказать – чопорности. Тем не менее, проявляет себя в целом, приветливо и учтиво. Нередко бывает ироничен; во всяком случае, гораздо чаще, нежели чем по-настоящему жестким. Счастливый обладатель способности сконцентрировать все свое внимание на каком-либо предмете, не реагируя на внешние раздражители. Не менее счастливый обладатель логического и аналитического мышления. Ведет неустанную борьбу с собственной леностью, порою становясь неутомимым деятелем, а порою – возвращается к своему перманентному состоянию.
Категорически не предрасположен к любого вида искусствам, будь то хоть музыка, хоть живопись, хоть сочинительство. Хотя и неравнодушен к классической музыке, и даже рояль себе эстетичности ради приобрел. По его собственному мнению, драконы вовсе не способны создавать, лишь только обладать полюбившимися им вещами.
На все, что, по его мнению, принадлежит только ему, имеет исключительно собственнические взгляды, относится со щепетильностью вплоть до того, что точно помнит каждую, пусть даже самую незначительную деталь предмета, коим обладает. Во всем прочем же, что касается повседневности, не имеет тенденции проявлять аналогичные чудеса памяти, и полагает, что подобное явление – пережиток далекого прошлого, унаследованный не-которыми современными драконами от древних прародителей расы, которые имели маниакальную тягу к золоту. Имеет привычку придирчиво (со свойственным скепсисом) относится ко всей поступающей информации.
К слову, неплохо играет в азартные игры.

5. Биография.
Место рождения: Небольшой городок Ведэнлахдэ, что в полутора сутках езды от столицы.
Род деятельности: Заместитель главы Венатора.
Семейное положение: Не женат.
Общее описание:
Еще несколько поколений назад предки Вейкко напрочно закрепили свое положение среди знати, когда за особое усердие и преданность на государственной службе главе рода было жаловано имение в крохотном городке Ведэнлахдэ. Впрочем, несмотря на свои раз-меры, город прослыл довольно популярным местом для отдыха благодаря своим знаменитым термальным источникам, и даже какое-то время являлся чуть ли не центром паломничества отдыхающих, покуда через каких-то сто – сто пятьдесят лет мода на местные курорты не поутихла. С тех времен все мужчины из его рода были заняты на службе государству, руководствуясь преемственностью, они готовили своих сыновей к унаследованию профессий. Не стал исключением и отец Вея.
Супруга главы семейства, горделивая и своенравная белая драконица Селисса, имевшая происхождение от столичной аристократии, за долгие годы замужества подарила отцу Вея одну лишь единственную дочь, которую они вместе назвали Кайсой. Ребенком она была не высокой, болезненной на вид девочкой, имела не поддающиеся никакому лечению проблемы с легкими, из-за чего дыхание ее было постоянно шумным, будто бы она силилась сделать вдох, помимо ряда других менее значимых проблем, заговорила она до-вольно-таки поздно, но когда это произошло, стало совершенно ясно, что светской дамы из нее не получится. Позднее Селисса еще дважды пыталась осчастливить своего мужа наследником, но оба раза многоцветная скорлупка произведенного на свет драконицей яйца отвердевала, безнадежно обращаясь в камень.
Прошло еще несколько лет, и на пороге дома объявилась одна женщина. Она не имела ни богатого приданого, ни знатного происхождения. Это была обыкновенная женщина из простого народа, но тем не менее, она поселилась в усадьбе не в качестве служанки, и не являлась новой экономкой. Она была матерью Вейкко. Глава семейства сразу признал в ребенке своего сына и вместе с ним принял и его мать. Что же касается Селиссы – она и раньше догадывалась об увлечении своего мужа на стороне, но если прежде могла позволить себе снисходительно закрывать глаза на это, то теперь уже перманентное присутствие этой рыжеволосой драконицы прямо перед ее носом пробуждали в ней неутихающую ярость. Чего уже говорить о ее новоявленном пасынке, который одним лишь фактом своего существования грозил в будущем оставить ее (Селиссы) единственную дочь Кайсу без наследства. И пусть только Селисса из них двоих была ему женой по закону, пусть большая часть его супружеского внимания до сих пор принадлежала ей, была невыносима одна лишь мысль – когда он оставался ночевать в покоях рыжеволосой драконицы – мысль о том, что та сможет подарить ему еще одного наследника. Еще одного сына. Нет, это было недопустимо. Есть множество различий между просто женщиной и женщиной из высшего общества. Одно из них заключается в том, что представительница знатного рода с малых лет становится невольной свидетельницей коварства, интриг и прочих хитрых манипуляций людей власти, от чего в силу своего простого происхождения избавлены обыкновенные дочери виноделов, коей и являлась мать Вея. Над ней Селисса имела явное преимущество, превосходя ее значительно в искусстве добиваться своего любой ценой, и потому законной супруге не составило большого труда навсегда решить проблему со своей соперницей.
Воспитывался Вейкко гувернантками. До определенного возраста все дети, чьи родители имели на это достаточно средств, предпочтительно поручались под присмотр нянь. По матери же Вей вовсе не скучал – он ее попросту не помнил. Знал о ней лишь только, что это не Селисса. Еще он уже тогда чувствовал – а детям от природы дано такое чутье – что мачеха за что-то недолюбливает его. Это было не понятно ребенку его лет, зато все пони-мала няня, всякий раз поспешно уводя Вея подальше от недобрых взглядов госпожи. Не-смотря на все попытки своего супруга, Селисса так и не смогла принять чужого ребенка. Она по-прежнему видела в нем не более чем угрозу для наследства своей родной дочери. Что же до самой Кайсы (она была старше Вея почти на тридцать лет) – ей тогда было совершенно безразлично с чем оставит ее младший брат, как, впрочем, безразлично и спустя много лет. Вейкко стал для нее одной из немногих, действительно интересных ей вещей, таких как ее цветы и вышивка крестиком. Кайса никогда не разделяла увлечений девушек ее возраста. Занимающие ее вещи (иногда очень неожиданные) в большинстве своем казались Вею слишком незначительными, чтобы уделять им столько времени. Еще она говорила порою странные вещи, не до конца понятные даже ее гувернантке (удивительно, как только та не сошла с ней с ума?), что проводила с ней все свое время. Но Вейкко нравилась Кайса: тихая, в отличии от матери, всегда на удивление спокойная, с пяльцами в руках, аккуратными стежками вышивает крохотный узор, но смотрит при этом не туда, а на Вея и напевает ему забавную песенку о том, как мыши собрались на луну, приняв ее за огромную головку сыра. Странная она была, но скорее, в хорошем смысле «странная».
Спустя время, когда Вейкко уже перестал нуждаться в гувернантках, отец всерьез задумался об его обучении: согласно сложившейся семейной традиции, мальчик должен был получить достойное образование, чтобы потом сменить своего родителя на государственной должности. Что само по себе требовало большой ответственности, ведь вопрос стоял о репутации всего семейства. Селисса была только рада отослать пасынка подальше от дома на неопределенное время, поэтому, когда речь зашла об образовании, с превеликой охотою порекомендовала своего давнего друга из столицы, с которым и по сей день со-стояла в переписке. Вскоре Вей был отправлен в Войлу, где по приезде был размещен в маленькой гостевой комнатке городского имения своего нового учителя – давно поза-бывшего годы своей далекой молодости эльфа. Буквально с первого же дня Вей приступил к занятиям: он с особым усердием изучал историю, обучался искусству ведения дискуссий, ради чего учитель затевал с ним споры на всевозможные темы, осваивал основы экономики, политологии и права. Обретал все необходимые для управления навыки. По-мимо всего прочего, его учитель – не молодой эльф – справедливо рассудил, что самое время обучить Вея в том числе и магии. Когда же выбор юного дракона пал на водную стихию (его наставник за свою долгую жизнь добился в этой стезе не малых высот), он неожиданно обнаружил себя в роли не столько ученика, сколько послушника. Занятия магией сильно отличались от прочих наук, которые преподавал ему эльф: вместо того, чтобы проводить время над книгами, Вею приходилось работать (чего в силу знатного происхождения и юного возраста он не делал впредь). Например, приносить несколько ведер воды, для того, чтобы увидеть простенький фокус с манипуляцией водными масса-ми, а затем – вытирать мокрые полы в просторной зале (Вей был уверен, что его учитель отнюдь не случайно проливает столько воды в процессе наглядных демонстраций). Лишь спустя время, когда стихия поддалась, он наконец-то смог забыть труд, не подобающий ему по статусу, и снова смог почувствовать себя не ремесленником, а студентом, изучающим науки.
В родной Ведэнлахдэ Вейкко возвратился уже будучи молодым драконом. К тому моменту его отец был вынужден перебраться в столицу, в связи со вступлением в новую должность – он стал заместителем главы начинающей свою деятельность организации Вена-тор. В связи с этим все управление домашними делами в родовом имении переходило в непосредственные обязанности его сына. Первым же делом, получив несколько новых рабов, которые достались отцу Вейкко в качестве подарка в честь приобретенной им должности, он распорядился о ремонте в некоторых частях усадьбы. В том числе, было решено восстановить на прилегающей территории двора теплицы, в которых можно было заниматься садоводством, не прибегая к помощи магии земли. Селисса впервые почувствовала в Вейкко строгость, услышав только его властный командирский тон. Он больше не был ребенком, которого она не любила за один лишь факт его присутствия в этом доме. Теперь с каждым днем он все больше походил на мужчину, наследника своего рода, и этого она боялась. Она боялась того, кем становился Вей, и день ото дня ее собственное положение в усадьбе, как ей казалось, делалось все более шатким. Но еще больше ее страшило то, что теперь Вей говорил с ней на равных. А между тем, у них было много разногласий, из-за которых и произошла в один день эта история: В очередной раз Селисса была недовольна Веем. Это был самый разгар дня – выходного дня – который по решению молодого дракона теперь стал выходным в том числе и для рабов. Селисса с гневом смотрела на пустеющие рабочие места – то место во дворе, где должна была быть теплица (Кайса всегда очень любила цветы), но пока что там красовались лишь незавершенные наметки будущего жестяного каркаса. Все ее крики, все угрозы при первой же возможности рассказать обо всем отцу, Вейкко воспринимал с хладнокровным спокойствием, отче-го ей жутко захотелось ответить ему хлесткой пощечиной. Но тот поймал ее руку у само-го лица. Как это уже было когда-то, гнев вскипел в ней… Нет, она вовсе не желала ему смерти. То, что произошло, было не более чем случайностью: Селисса резко сделала пас рукой, отчего Вей, совершенно не ожидавший от нее применения магии, отлетел на не-сколько метров назад. И упал прямо на торчащий из земли железный прут. Дальше – он смутно помнил ее крики, потом они резко стихли, потом – темнота.
Вейкко пришел в себя уже в своих покоях. Под тугой повязкой на животе рана напоминала о себе пульсирующей болью. Рядом с собой он обнаружил Кайсу. Своей легкой ладонью она осторожно гладила его по руке, при этом устремив блаженный взгляд куда-то вдаль. «Сначала она хотела, чтобы ты умер» - произнесла его сестра, - «Потом – чтобы жил. Теперь… тебе больше нечего бояться», - сказала она. Иногда Кайса говорила очень странные вещи.
Отец приехал так быстро, как только смог. Потом Вейкко в очередной раз (но только уже при нем) слушал эту историю, как Селисса чуть было не убила его самого, как после это-го земля под ее ногами разверзлась, о том, как она упала в эту трещину, которая тут же за ней и закрылась, и о том, какое ко всему этому имеет отношение Кайса. Селиссу, к слову, так и не нашли. Сам же Вей быстро шел на поправку, и вскоре снова смог принять на себя управление поместьем, позволив отцу возвратиться в Войлу. Какое-то время так и продолжалось: Вей управлял всеми семейными делами и заодно приглядывал за своей сестрой. С некоторых пор ей было запрещено покидать усадьбу, впрочем, она особо и не возражала, проводя целые дни в теплице со своими цветами. Так было до тех пор, пока Вей и сам не перебрался в Войлу, чтобы стать слушателем одной из столичных академий. Во время учебы он познакомился с тремя академическими товарищами, с которыми вместе впервые решился отправиться в Лондон. На тот момент его знания о параллельном мире были весьма скудны, и ограничивались лишь общеизвестными фактами. Когда же он со своими новыми друзьями впервые оказался в мире людей, викторианский Лондон, который предстал их глазам, поразил сходством с родными улицами Войлы. Даже сами люди, которых в Войле привыкли видеть лишь в качестве рабов, здесь были неотличимы от существ, носили те же одежды, так же свободно прогуливались по аллеям, и даже при-поднимали шляпы, приветствуя своих знакомых. Вэй и трое его приятелей бродили по улицам Лондона, развеивая скуку, при этом сами походили на обыкновенных молодых людей. А напоследок Вей прихватил с собой несколько книг из королевской библиотеки. Преимущественно – по истории.
Возвратившись домой, Вейкко обнаружил в себе искренний интерес к миру, который был так похож на его собственный. Он добросовестно прочел все книги, прихваченные с со-бой из библиотеки, пополнив тем самым свои знания о Земле и о людях. Определенно, в историях двух таких разных миров было что-то схожее. Тогда-то Вей и вспомнил о преемственности в своей семье. О том, что совсем скоро он будет должен занять место своего отца в Венаторе. Никогда еще прежде он не ощущал так остро груз возлагаемых на него обязательств и отчих надежд. Ему казалось, будто он подвел его, когда впервые всерьез задумался об этом – о том, что может быть, это не то, чему бы он хотел посвятить жизнь.
Так или иначе, отучившись, Вей вновь взялся за ведение семейных дел. Прошло не так уж много времени, по меркам населяющих Войлу существ – Вей снова отправился в Лондон, заодно прихватив с собой все те книги, вознамериваясь возвратить их в библиотеку. Он, конечно, был осведомлен о том, что за последние годы мода на Земле немного изменилась, но увиденный им вновь Лондон поразил его своей неузнаваемостью. Удивительно, как быстро на Земле могли меняться люди, города и даже целые страны, и как неспешно все это время шел прогресс в Войле. После своего второго путешествия в мир людей Вейкко вскоре переосмыслил некоторые общественно-политические взгляды, которые теперь при нынешнем положении вещей сочли бы в Войле за радикальные. Если бы только, конечно, узнали о них. Заместитель главы Венатора – сторонник аболиционизма: вот это был бы позор на всю семью! Но тем не менее, с назначением в должность, Вейкко сразу проявил себя, как достойную замену для своего отца. Приняв на себя его обязанности, он до сих пор ни разу не дал ни единого повода для сомнений в себе. До сих пор Вей превосходно справлялся со своими обязанностями. Пока все идет своим чередом.

6. Прочее.
-
7. Планы на игру.
Тихонько себе революционерить в подполье. Пока что.
8. Средства связи.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

2

Приняты! Уровень магии 7.

Полезные ссылки на момент начала игры:
занятые внешности
шаблон хронологии
поиск соигрока

0


Вы здесь » Voila » Принятые анкеты » Вейкко, дракон


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC